?

Log in

No account? Create an account

June 1st, 2016

Ближе к вечеру нужно затопить печи и приготовить ужин. Приготовление осуществляется на печи, поэтому к моменту, когда разгорится пламя, все должно быть подготовлено. И если утром коты едят «сушку», то вечером съедают примерно-таки трехлитровую кастрюлю супа или каши, на мясном бульоне, естественно – это люди могут быть вегетарианцами, а коты – они хищники, они без мяса не могут.  Купленная Татьяной бессортовая говядина нарезается на мелкие кусочки, лишний жир удаляется, потому что слишком жирного котам тоже нельзя.  При этом  приходится постоянно распихивать  хвостатых, не желающих ждать ужина, когда можно стырить кусок прямо у тетеньки из рук.  Выгнать их некуда – в холодное время года вся жизнь происходит в кухне и небольшой комнате, дверь между ними отсутствует. Если сегодня по плану суп – соответственно нужно начистить и порезать овощи. Вдвоем мы с трудом вмещаемся за небольшой стол,  потом Таня идет топить печь, я заканчиваю с приготовлениями, в конце концов кастрюля водружается на плиту. Отдельно себе Татьяна  давно не готовит,  разве что какой-нибудь овощной салат, когда силы остаются, да и тот кошки отнимут - витамины требуются.

Пока ужин варится, Татьяна идет производить очередные медицинские манипуляции – ничто не должно нарушить режим лечения. Кроме страдальца Барсика, в медуходе нуждается Малыш, он же Котя – был найден с травмой позвоночника, с открытой раной на спине. Сейчас бодр и весел, несмотря на отсутствие хвоста, но есть один нюанс - у него не работает функция опорожнения мочевого пузыря, и два раза в день Тане приходится «отдавливать» у него мочу. «Усыплять таких надо, чтобы не возиться!», - скажет какой-нибудь доброжелатель.  Ну да, усыплять. Вот этого симпатичного, ласкового котишку, с таким забавным пятнышком около носа, который доверчиво запрыгнет к вам на колени, обнимет беленькими лапками за шею, доверчиво подставит мордочку, чтобы почесали за ухом, и, довольный, «включит мурчальник». За что его усыплять? А Вас, уважаемый доброжелатель, если вдруг  травмируетесь, или, не дай Бог, инсульт – тоже усыпить, чтобы не возиться с судном и с памперсами?

Остывающий суп тоже нужно охранять. Не далее как вчера кто-то из мохнатых, пытаясь добраться до варева первым, спихнул кастрюлю на пол.  Таня чуть не расплакалась от обиды. Конечно, и с пола все тщательно подъели, но, во-первых, часть ужина предназначалась нам, во-вторых, пол все равно остался жирным – еще работка, ага, а то нам тут мало!

Вечернее кормление мало чем отличается от утреннего – орущая толпа в коридоре, кормящая мать отдельно, диетчики отдельно, малыши в свою очередь.  Теперь можно и самим поужинать, после работы на свежем воздухе овощной супчик на мясном бульоне как-то легко и незаметно проваливается внутрь организма.  Аккуратно вымыть посуду, не расходуя горячую воду в большом количестве – чайник жрет электричество, а оно денег стоит. На дворе уже темно, переходим к «домашним» работам – надо переселить мелких котят в коробку побольше. Коробку, раскопанную на чердаке, предварительно почистить, протереть, ошпарить горячим паром – фиг знает, какие на ней микробы после этого чердака. Из каких-то обрезков строим внутри коробки «домик», ставим маленький лоточек, чтобы привыкали. Сверху кладем решетку – мелкий народец уже вполне способен выскочить наружу. Молодежь активно осваивает новое пространство, смотреть на это – одно удовольствие, но у нас еще не все «подвиги по графику» выполнены, а время неумолимо катится к ночи…

Про этих котят Таня дала объявление в местной газете – люди звонят, интересуются. Не отрываясь от хозработ, прижимая телефон ухом к плечу, Таня отвечает на вопросы, предлагает привезти котенка сама – так у него меньше будет стресс от переезда. Тем, кто целый день на работе, рекомендует не брать малыша, за которым нужно первое время присматривать, а взять кошечку-подростка – с ней забот будет меньше.

…Еще один «стандартный» вопрос – а как вот раньше, в деревне, многодетные матери с утра корову подоят, всех накормят, весь день в поле работают, и дети-то у них чистенькие, и дома все блестит, и в огороде урожай, и соленья-варенья… Так вот, если мать многодетная – так уже и часть детей может помочь с коровой  и с огородом, и муж, как правило, имеется, и старшее поколение, и сестры-братья, а если нет никого, так зачем тогда корова и большой огород?  Кошачье семейство, в отличие от человеческого, помогать не способно. Рассказ о Таниных  родственниках уже прозвучал. С соседями отношения тоже своеобразные – люди просто не понимают, как можно всю жизнь посвятить «бесполезным животным», отказывая себе во всем необходимом, вместо того, чтобы отправить их всех самостоятельно добывать себе корм на помойке и найти наконец нормальную работу. И те, кто иногда помогает,  обязательно начинают Татьяну воспитывать – не так, мол, живешь, неправильно. Поэтому она обращается за помощью, только если уж совсем  прижмет.

Пять дней пролетают как один. Перед моим отъездом мы с Татьяной идем в баню, смыть «рабочий пот» и кошачий запах.  Я вдруг замечаю, как хороша собой моя приятельница, на несколько минут сбросившая бесформенную рабочую одежду и груз забот. Стройная, длинноногая, никаких «стратегических запасов», гладкая молодая кожа, не знала бы, что Таня всего на пару лет младше меня – дала бы меньше лет на десять. Мужики, черт возьми, куда вы смотрите?  Неужели кошек испугались?

Предлагаю «отлупить» Татьяну в парилке веником, но она опасается долго париться – уже и сердечко подводит иногда, и давление прыгает… Возвращаемся домой, я собираю шмотки и мы в хорошем темпе топаем на вокзал – поезд ждать не будет. На вокзале Таня просит знакомого таксиста сфотографировать нас вдвоем «на память». Вот и всё. Вдалеке показывается «морда» поезда, обнимаемся,  говорим какие-то слова. Вот и разошлись наши дорожки. Я отбываю в свою благополучную жизнь, Таня возвращается к своим хвостатым «деткам», опять одна с кучей забот…

…Все это произошло в апреле, впереди было лето, тепло, длинные дни и надежды на то, что что-нибудь изменится к лучшему, были планы и поиски вариантов их решения... Увы, лето пролетело, а «волшебник в голубом вертолете» не прилетел. И вот уже снова зима. Каждый год Таня всерьез опасается, что может не пережить зиму.

Дом, построенный много лет назад, и не ремонтировавшийся лет двадцать пять, в нынешнем своем состоянии к зиме не приспособлен - течет крыша, не работают коммуникации, плохо функционируют печи.  Чтобы в нем можно было жить по-человечески, требуется серьезный ремонт. Поддерживать мало-мальски тепло возможно лишь в двух жилых комнатах, да и то, печи надо топить дважды в день. Помочь с дровами некому. Готовые дрова Таня не покупает – не на что, выбирает подходящее из того, что можно найти в саду из старых или поломанных деревьев, что когда-то было отдано соседями как ненужный хлам, припасено отцом для ремонтно-строительных нужд, сложенных под навесом обрезков, досок, все это надо в одиночку распилить и расколоть. Не самым хорошим топором и одноручной пилой, ага. Но дом кирпичный, холодный, зимой промерзает. В отапливаемых комнатах на стенах конденсат, окна текут, отклеиваются обои, в углах плесень. А в не отапливаемых помещениях склад вещей, которые за зиму  отсыревают, и приходится все это вытаскивать  на просушку… А еще есть участок в 10 соток, доставшийся «в наследство» вместе с запущенным домом и когда-то густо засаженный всякими плодово-декоративными кустами-деревьями. На нем тоже нужно работать от ранней весны до поздней осени, чтобы не превратился в непроходимые дебри, как из сказки «Аленький цветочек».  Все это отнимает море сил и времени, которых с каждым годом все меньше, и здоровье отнюдь не богатырское, и возраст уже…кхм… «старший переходный», и хроническая усталость от одиночества, от пережитых стрессов, от  невозможности отдохнуть,  и отсутствие какой-либо поддержки…

У многодетных матерей при отсутствии возможности отдохнуть регулярно возникает «синдром выгорания», когда все становится безразлично. Но дети в конце концов вырастают и становятся помощниками. А Танина «семейка» только ест, спит, и, пардон, ходит в лотки. И никаких изменений не предвидится. Только еще пару-тройку котят могут подбросить «добрые люди», и Таня не сможет оставить их без помощи, и снова будет лечить, кормить, пытаться пристроить, а не пристроенные осядут в ее доме надолго… Этот процесс бесконечен.

Получается замкнутый круг, а точнее, даже не круг, а какая-то спираль, ведущая вниз. Чтобы обеспечение теплом и кормежкой отнимало меньше времени, нужно что-то отремонтировать, но нет возможности. Еще несколько лет назад в пристройке-кухне работал газовый котел, была горячая вода, можно было постирать, помыться не выходя из дома. Но газ отрезали из-за устаревшего оборудования. На покупку и установку нового нужны деньги, и немалые! А дом Татьяне принадлежит лишь наполовину. Из этого дома давно нужно бежать, но как с таким количеством животных одной куда-то перебираться! Чтобы пристроить хотя бы нескольких кошек, нужно их сфотографировать, обработать фото, дать объявления на разные ресурсы, возможно даже отвезти в другой город – а как выделить на это время, если весь день приходится реально бороться за выживание, обеспечивать самые насущные потребности свои и кошачьи, да еще устранять непрерывно возникающие  поломки и «форсмажоры».  Иногда с утра  просто нет сил встать, но никто не сделает и не подменит.

«Этот дом меня убивает. Я заложница этого опостылевшего мне дома, собственной доброты и людей, бесконечно подкидывающих кошек в мой двор», - говорит Татьяна.  В деревне под Пинском, почти в 100 км от Ивацевичей, есть старенький домик с большим участком. Таня купила его, когда поняла, что мать больше не вернется, и из родного дома нужно уходить. Все эти годы надеялась отремонтировать его и перебраться туда. Но пока ей туда даже доехать  сложно – только на дорогу уходит полдня.  Продавать домик Таня пока не хочет – не оставляет надежду иметь СВОЙ СОБСТВЕННЫЙ, в котором можно создать условия и для себя, и для животных, в котором будет чувствовать себя в безопасности и наконец-то обретет душевный покой, давно и без сомнений заслуженный.

… Если бы я жила в шаговой доступности – давно бы организовала отряд друзей и подруг в помощь, да и ремонтники хорошие у нас тут есть. Но я на Урале, в двух тысячах километров.  И все, что я могу – это иногда посылать деньги и писать письма. Поэтому и пишу этот репортаж, хотя «ни разу не писатель».

Дорогие мои Люди, вы ведь добрые, я знаю.  У многих сердце кровью обливается при виде брошенной на улице дворняжки или котенка. Но у вас работа с командировками, или съемная квартира, или аллергик в семье, и вы проходите мимо, пряча взгляд. Но если вы не можете приютить парочку «бездомышей»,  помогите Человеку, который делает это уже много лет! Тане очень тяжело одной, каждую зиму она борется за жизнь, и с каждым годом эта борьба дается все тяжелее. Но она не может бросить своих подопечных, они без нее не выживут!

Тане нужна помощь, не только в виде «пожертвований». Нужны сильные и умелые руки, чтобы подремонтировать падающий забор, помочь с работой в саду, подготовить дом к зиме, да просто мебель передвинуть или перенести – многое из того, что легко делается вдвоем, превращается в неразрешимую задачу для одинокой и уже не молодой женщины. Нужна консультация юриста – Таня считает, что братья сломали ей жизнь, отняли здоровье, покушаясь на ее свободу, и всерьез опасается, что они могут в один прекрасный момент вернуться и оказывать на нее психологическое давление. Еще она мечтает установить несколько видеокамер, чтобы бороться с теми, кто каждый год притаскивает и подбрасывает котят. Нужна помощь в пристройстве животных – красиво сфотографировать, написать объявление, распространить по разным источникам. Нужен нормальный холодильник, ведь многие не знают, куда девать старый, но еще работающий, а тот «ветеран», что рычит у Тани в коридоре, в любой момент может выйти из строя, и где тогда держать обрезки мяса, которые приобретаются в запас? Татьяна - сильная женщина. В таких условиях при таких обстоятельствах слабые не выживают. Но даже сильных хотя бы иногда нужно поддержать, поговорить, позвать в гости, напоить чаем...  в конце концов дать попользоваться своей стиральной машинкой и ванной. Нужны люди, способные понять и протянуть руку помощи.   И я верю, что они есть, просто не знают, что рядом с ними немолодая хрупкая женщина много лет в одиночку спасает жизни животных, которые по нашему, людскому недосмотру оказались выброшенными на улицу…

Вы можете связаться с Таней по е-мейлу talarina111@mail.ru Огромная просьба учитывать ее загруженность и писать по делу, рекомендации «смотреть на жизнь позитивнее» в данном случае бесполезны.

Можно связаться также с автором текста через ЛС здесь или в ОК.

Tags:

…Стараюсь встать потише, чтобы не разбудить хозяйку дома – я-то вчера отрубилась, когда она еще лечила своих больных. Выхожу из дома – холодина, это в середине апреля!  Удобства во дворе, вода в колодце. В отдельно стоящей пристройке к дому есть водопровод, отопление и теплый санузел – но все это требует ремонта и восстановления, нужны мастера-умельцы и денежные суммы, существенно больше тех, которые мне удается посылать Татьяне без ущерба для семейного бюджета. 

Пока  ходила,  кошаки разбудили  своей возней мать-кормилицу. Татьяна сразу хватается за дела, убрать лотки, протереть пол, накормить живность  - «иногда даже умыться забываю», говорит она.

Кормление двадцати с гаком «хвостов» на ограниченной территории – зрелище не для слабонервных. Эх, не взяла видеокамеру. Да и не до нее было бы, я же помогать приехала. Проголодавшиеся за ночь детки, услышав шуршание кулька с сухим кормом, поднимают ор и пытаются допрыгнуть до миски, отпихивая друг друга.  Все не так просто – основная масса ест из нескольких общих мисок в коридоре, кормящая мать по имени Эдель, которую Тане навязали вместе с приплодом, шантажируя вызвать коммунальщиков на всех кошек подъезда – в отдельной комнатке (чтобы не объели более сильные), несколько котят-подростков на подоконнике – у них другой корм. Я торчу рядом с этими подростками и смотрю, чтобы не лезли друг к другу и не спихнули свои чашки на пол. Через несколько минут изрядной порции корма как не бывало, тарелки вылизаны практически начисто. Четверых полуторамесячных котят кормим индивидуально – мамкиного молока уже не хватает. Малышам положено свежее мясо. Естественно, покупать диетическую вырезку Татьяне не на что. Кусочки мяса срезаются с обрезков, которые удается купить подешевле. При этом надо непрерывно наблюдать, чтобы другие члены семейства не сперли «детское питание», а они стоят на стреме и ждут удобного случая – только отвернись!

…Мелкое существо сиамского окраса (видать, папаша был породистый), сидя у меня на ладони, поглощает мелко накрошенное мясо, вцепившись в меня малюсенькими коготками, и урчит при этом, как настоящий лесной хищник. Всего их четверо. Двое «сиамцев», камышовый мальчик и белая с пятнышками девочка, «мамина дочка». У этих есть шансы быть пристроенными в добрые ручки, но это тоже требует времени – сфотографировать, разместить объявления в интернете и в местной газете, отвечать на звонки…

Уф, кажется, всех накормили, можно попить  кофе. Гордая и независимая часть семейства  занимает места на шкафах, остальные ходят вокруг нас, умильно заглядывая в глаза, запрыгивая на колени и притворяясь, что не ели три дня. Стоит зазеваться – и твой кусочек хлеба или печенюшка уже исчезает в пасти втершегося в доверие котика.

…Фунтик, Мистер Фунт. Телосложения изящного, черный с белой манишкой,  половина хвоста отсутствует, хромает на заднюю лапку. Был подобран на улице совсем маленьким, как и большинство членов семьи.  Любит прыгать на колени, тереться мордочкой, изображая абсолютную преданность …пока не выпустишь из рук  что-нибудь съедобное.

...Плюш, тоже бывший беспризорник, явно британских кровей, серо-голубая шерстка, благородная внешность, на конфликты не нарывается, но вот втихушку что-нибудь спереть – это запросто.

Кошка под кодовым названием «мелкая черная», хотя уже не мелкая. Блестящая шелковая шерстка, изящная мордочка, прямо-таки украшение дома. Так бы и гладила–обнимала эту шелковую девочку, да только не за этим я здесь.

Рассиживаться за столом некогда,  я помогать приехала, а не чаи пить. Татьяна командирует меня за продуктами и в зоомагазин – за лекарством для кота Барсика.

Веселого полосатого котенка Барсика некоторое время назад взяли в семью с тремя детьми. Через год с небольшим  принесли совсем больного – мочекаменная болезнь, уремический синдром – кровь в моче, воспаление. «Это он, наверное, кошку так хочет!» - поставил диагноз  глава семьи.  Кормили, естественно, разрекламированным по ТВ Китекэтом – а ведь могли посоветоваться с Татьяной, за  те же деньги заказать  более качественный корм. Нет, мы все еще верим всему, что нам говорят по телевизору, вон как у них в рекламе котик бодро скачет!  И поили кота молоком вместо воды – ну это же классика жанра, все котики любят молочко, так и в песенке поется – «дам кусочек пирожка и кувшинчик молочка».  Сейчас Барсик сидит в «изоляторе» - в картонной коробке, несколько раз в день Таня ставит ему уколы и отцеживает мочу через катетер. Кормить его тоже приходится отдельно,  специальными консервами или сырой печенкой. Недешевое удовольствие, но Таня лучше себе не купит чего-нибудь, чем оставит больного «ребенка» без необходимого.

Когда Татьяна в продуктовом магазине пытается уговорить очередного «среднестатистического кошатника» не покупать самые разрекламированные корма, ее в лучшем случае вежливо выслушивают, в худшем – сообщают, куда ей следует пойти. То же самое со стерилизацией – ах, как это можно, лишить нашу любимую кошечку радостей жизни? А дальше следуют варианты, один другого краше – либо кошечку выкидывают на улицу, когда она начинает орать дурным голосом и оставлять вонючие метки, либо приводят ей котика или отпускают погулять в саду – а потом выкидывают беременную. Или дождаться, пока кошечка родит, сложить котят в полиэтиленовый мешок – ну не топить же, как можно! – и подбросить в огород Тане-кошатнице, а дальше не наше дело.

…Ей тащит со всего района

Бездомных кошек детвора.

Как окотятся, все к знакомой:

«Ну не давить же, будь добра».

Побитых, грязных и безглазых –

Всех к тёте Клаве в пятый дом.

Отдали – и забыли сразу.

И снова грязью обольём…

Как будто с натуры писала эти стихи моя землячка Александра Аксенова, вот прямо один к одному. Татьяна никогда не отказывает людям, которые звонят в любое время и просят «посмотреть котика», а могут и ночью позвонить, в панике, если с любимым животным происходит что-то непонятное и пугающее. Медленно и терпеливо объясняет по телефону, как можно помочь, а если вопрос серьезный – идет «на вызов», хоть на другой конец города. Были случаи, вытаскивала тех, с кем безутешные хозяева уже прощались.  Таня не берет денег за консультации и ветеринарную помощь, только за лекарства.  «Так что с них взять – та одинокая мать, а у этой муж алкоголик, узнает, что денег заплатила за лечение – выкинет кошку на улицу, а кошка-то в чем виновата?». Более сознательные люди могут помочь продуктами, урожаем.  Но это случается нечасто.

…Поработав снабженцем, я приступаю к другим работам, а их не меряно. Например, распилить  на дрова  кучу веток, лежащую у забора. Соседи обработали свои деревья, а все «отходы» предложили Татьяне. Она ни от чего не отказывается, ей надо выжить самой и прокормить –обогреть «детей». Пилить ветки мне, с большим походным опытом, не сложно.  В конце концов я эту кучу победила,  а  напиленное перетаскала по месту назначения, но времени это заняло изрядно.

Еще нужно после зимы почистить участок от сухой травы, которой наросло просто бешеное количество, несмотря на бесконечные Танины покосы в летнюю пору. Постирать пододеяльник, который измазал кровью вылезший ночью из коробки Барсик.  А еще милая такая ежедневная работка – мыть кошачьи лотки. На улице, ага, при бодрящей температуре около нуля, холодной водой.

Какие лотки, скажете вы, всю жизнь в сельской местности коты ходили «по делам» на улицу. Ну да, ну да. В СЕЛЬСКОЙ местности, где на проезжей части не разгонишься, а все пищевые отходы в хозяйстве идут на корм поросенку. Частный сектор города Ивацевичи – это не сельская местность. Дороги здесь очень хорошие, и местные автоджигиты, любители скорости,  периодически сбивают  кошек и собак.  Были случаи, что питомцы погибали буквально в двух метрах от калитки, не смотря на то, что на переулке, где стоит Танин дом, и разгоняться-то негде. А еще, недалеко от Таниного дома стоит школа, в школе есть столовая,  и, соответственно, помойка. Я не знаю, соответствует ли это нормам СЭС, но ящики не закрывают, поэтому выпущенные погулять кошки дорываются до "вкусно пахнущих" рыбных отходов, и начинается рвота, понос, глисты и прочее. Пару лет назад одна из кошек, Танина любимица, умерла, проглотив что-то несъедобное. Несколько дней Таня пыталась ее спасти, но безуспешно.  Поэтому на улицу ходят только самые спокойные и умные коты, «на доверии», так сказать. За остальными приходится мыть лотки.  В большом количестве и практически бесконечно. Покупка наполнителя в Татьянин бюджет не вписывается.


(окончание в 3й части.)

Tags:

(в тексте цитируются стихи уральской поэтессы Александры Аксеновой)

У Клавы было кошек двести

За жизнь её наверняка.

Её не любят все в подъезде,

И пишут жалобы в УК.

…………………………………….

«Расти нормальной, будь хорошей –

На ушко дочке шепчет мать, –

А то когда-то будешь кошкам

Лотки вот так же прибирать».

Я просыпаюсь оттого, что кот лижет мне ухо. С чего это вдруг Митрофанушку потянуло на нежности? Кот лижет мне ухо, кошка дрыхнет у меня на ногах, а кто тогда шебуршится в углу, и что за запахи я ощущаю, мой кот забыл, где туалет? Или что-то  со мной не так?

Открываю глаза. Ухо мне лижет беленький котенок-подросток, на ногах уютно пристроилась еще парочка,  а  еще один интенсивно скребется в стоящем в углу лотке. Я проснулась и все вспомнила. Я не дома. Я у Тани.

С Таней мы познакомились  через интернет, случайно, несколько лет назад.  История женщины, приютившей более 20 кошек, из которых половина требует регулярного медицинского ухода, меня зацепила,  и я начала понемножку помогать. Естественно, возникали вопросы – почему в частном доме кошки не ходят на улицу, а ходят в лотки, почему Таня пишет, что ничего не успевает, хотя ей не надо находиться на работе  по 8 часов в день, и так далее. Татьяна несколько раз приглашала меня в гости, чтобы я «не  строила  иллюзий относительно ее жизни» .  Я пыталась тактично отвертеться, потому что ехать с Урала в Беларусь казалось мне напрасной тратой времени и денег – лучше бы эти деньги просто переслать Татьяне на корма для кошек.

Все изменилось в марте этого года. Не вдаваясь в подробности – рядом со мной, очень близко, прошла смерть. То есть был момент, когда я успела реально пожалеть о том, чего в этой жизни не сделала. Все закончилось благополучно и без ущерба для здоровья, но что-то, видимо, изменилось, и я решила-таки съездить к Татьяне.

…Жила-была в небольшом  белорусском городе большая семья – мама, папа, два сына и дочь. Жили, работали, учились, женились. Девочка Таня, младшенькая, росла помощницей матери и отцу, интересовалась инструментами, машинами, получила высшее техническое образование и водительское удостоверение. Оба брата выбрали военную карьеру.

Долгое время Татьяна жила в Бресте. Нелегким, рискованным трудом зарабатывала деньги на собственное жилье. Стараясь быть независимой от родителей, заботилась о них, время от времени приезжая в родной дом, помогала по хозяйству. Скитаясь по съемным квартирам, ночуя в своем автомобиле, она сострадала тем, у кого нет крыши над головой - мохнатым «бездомышам», а они как будто посланы были свыше на ее пути - не могла ни пройти мимо, ни объехать брошенного котенка, брала в машину, приводила в порядок и пристраивала в «добрые руки». Столкнувшись с многочисленными болезнями питомцев, самостоятельно получала ветеринарное образование.

В конце 90-х, как и многие в то неспокойное время, Таня потеряла все, что было заработано за несколько лет, лишилась брестской прописки, осталась без друзей, попала в долги. Уставшая, с подорванным здоровьем, без денег и собственного жилья, с задержавшимися на руках больными, невостребованными животными, решила вернуться в родные стены к матери и отцу. Ее даже прописали в родительском доме, но когда приехала насовсем, буквально с первого дня родители дали понять,  что  «не ждали», и вообще, что в ней они не нуждаются. Братья, родные старшие братья, офицеры Российской армии, полностью обеспеченные к тому времени жилплощадью и имуществом, поддерживали отца и настраивали против сестры, в надежде быть единственными наследниками отцовского дома, хотя сами давным-давно уже не жили там, только приезжали в отпуск или на праздники. Против Тани началась натуральная травля, вплоть до заявлений в милицию и попыток убрать «неугодную» в психиатрическую лечебницу…

Когда я слушаю Танины рассказы, моя радикально короткая стрижка встает дыбом. Родные братья, блин. Я за своего младшего брата могу кого-нибудь порвать в клочья, и он за меня тоже. С сестрой мужа отношения не безоблачные, но, когда ее семье понадобилась помощь, мы не припоминали друг другу разногласия, а просто взяли и помогли. А здесь…РОДНЫЕ ЛЮДИ! Да еще офицеры, долг которых защищать жен, сестер, матерей… Как так можно? Мне не понять…

Прожив два года в родном доме как в оккупации, с трудом восстановившись после немыслимых  стрессов и потерь, Татьяна была вынуждена бежать в старенький домик  под Брестом, купленный ей на вырученные деньги от продажи автомобиля. Целых четыре года она в одиночку, увешанная своими питомцами, пыталась построить новую жизнь на новом месте. Не получилось. Надорвала здоровье, заработала артроз и астму, попала в онкологию. Нужно было идти на операцию, но в конце 2005 года умер отец, мать осталась одна, и Татьяна, вновь поверившая в то, что в ней нуждаются, опять вернулась в родительский дом.

Мама… казалось бы, самый родной человек, ближе мамы у Тани никого не было. Мама, оставшись в три года сиротой, воспитывалась в чужой семье, не получив материнской любви. Может быть, это повлияло на ее отношение к собственной дочери. Когда они остались с Таней вдвоем, мама, к тому времени пенсионерка, решила, что достаточно она отработала на благо семьи и пора на старости лет «пожить для себя». Раз десять на протяжении 4 лет она без предупреждения, оставляя дом и хозяйство на больную, измотанную скандалами дочь, убегала пожить к подругам и знакомым, уезжала к дальним родственникам, рассчитывая у них прижиться. А чтобы не подвергнуться осуждению соседей – маленький городок-то, все друг о друге все знают -   распустила слухи, что дочь над ней издевается, забирает деньги.  Слухи в маленьких провинциальных городках распространяются моментально, и даже если не все им поверили – как говорится, «то ли он украл, то ли у него украли, но была там какая-то неприятная история…». Какое-то время пожила с сыном в Москве, но, там тоже не все пошло гладко. В 2010-м оформилась в дом престарелых. С учетом того, что сыновья посылают ей деньги, покупают вещи, раз в год на время ремонта возят в Москву, живется ей там вполне комфортно.  Никаких сельхозработ и обязанностей. Даже котиков и собачек местных можно подкармливать, не сильно о них заботясь. Своих-то она бросила на дочь…  До самого ухода матери в дом престарелых Татьяна находилась в тотальном одиночестве и абсолютной неопределенности  - без прописки, с оравой животных, практически в чужом, холодном,  разрушающемся доме, но с надеждой, что мама все же одумается и вернется - не перечеркнет до конца переломанную дочкину жизнь.

…Было время, когда Татьяна хотела свести счеты с жизнью. С детства, привыкшая к норме, к тому, что у нее есть любимые и, якобы, любящие ее родные, многочисленные родственники, благополучная семья, теплый, уютный дом… И все это практически в один миг куда-то исчезло… Произошедшее было до безумия абсурдно и невмоготу доброй, открытой душе.  Удержали Татьяну от непоправимого шага за грань бытия ее питомцы. Уже тогда  их было несколько, не самых крепких и здоровых. Без хозяйки их ожидала бы верная смерть.  В общем, спасенные когда-то Таней кошки спасли ей жизнь.

(продолжение во 2й части.)

Tags:

Profile

чёрная кошка
frau_koschka
Фрау Кошка

Latest Month

June 2016
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy