?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry

(в тексте цитируются стихи уральской поэтессы Александры Аксеновой)

У Клавы было кошек двести

За жизнь её наверняка.

Её не любят все в подъезде,

И пишут жалобы в УК.

…………………………………….

«Расти нормальной, будь хорошей –

На ушко дочке шепчет мать, –

А то когда-то будешь кошкам

Лотки вот так же прибирать».

Я просыпаюсь оттого, что кот лижет мне ухо. С чего это вдруг Митрофанушку потянуло на нежности? Кот лижет мне ухо, кошка дрыхнет у меня на ногах, а кто тогда шебуршится в углу, и что за запахи я ощущаю, мой кот забыл, где туалет? Или что-то  со мной не так?

Открываю глаза. Ухо мне лижет беленький котенок-подросток, на ногах уютно пристроилась еще парочка,  а  еще один интенсивно скребется в стоящем в углу лотке. Я проснулась и все вспомнила. Я не дома. Я у Тани.

С Таней мы познакомились  через интернет, случайно, несколько лет назад.  История женщины, приютившей более 20 кошек, из которых половина требует регулярного медицинского ухода, меня зацепила,  и я начала понемножку помогать. Естественно, возникали вопросы – почему в частном доме кошки не ходят на улицу, а ходят в лотки, почему Таня пишет, что ничего не успевает, хотя ей не надо находиться на работе  по 8 часов в день, и так далее. Татьяна несколько раз приглашала меня в гости, чтобы я «не  строила  иллюзий относительно ее жизни» .  Я пыталась тактично отвертеться, потому что ехать с Урала в Беларусь казалось мне напрасной тратой времени и денег – лучше бы эти деньги просто переслать Татьяне на корма для кошек.

Все изменилось в марте этого года. Не вдаваясь в подробности – рядом со мной, очень близко, прошла смерть. То есть был момент, когда я успела реально пожалеть о том, чего в этой жизни не сделала. Все закончилось благополучно и без ущерба для здоровья, но что-то, видимо, изменилось, и я решила-таки съездить к Татьяне.

…Жила-была в небольшом  белорусском городе большая семья – мама, папа, два сына и дочь. Жили, работали, учились, женились. Девочка Таня, младшенькая, росла помощницей матери и отцу, интересовалась инструментами, машинами, получила высшее техническое образование и водительское удостоверение. Оба брата выбрали военную карьеру.

Долгое время Татьяна жила в Бресте. Нелегким, рискованным трудом зарабатывала деньги на собственное жилье. Стараясь быть независимой от родителей, заботилась о них, время от времени приезжая в родной дом, помогала по хозяйству. Скитаясь по съемным квартирам, ночуя в своем автомобиле, она сострадала тем, у кого нет крыши над головой - мохнатым «бездомышам», а они как будто посланы были свыше на ее пути - не могла ни пройти мимо, ни объехать брошенного котенка, брала в машину, приводила в порядок и пристраивала в «добрые руки». Столкнувшись с многочисленными болезнями питомцев, самостоятельно получала ветеринарное образование.

В конце 90-х, как и многие в то неспокойное время, Таня потеряла все, что было заработано за несколько лет, лишилась брестской прописки, осталась без друзей, попала в долги. Уставшая, с подорванным здоровьем, без денег и собственного жилья, с задержавшимися на руках больными, невостребованными животными, решила вернуться в родные стены к матери и отцу. Ее даже прописали в родительском доме, но когда приехала насовсем, буквально с первого дня родители дали понять,  что  «не ждали», и вообще, что в ней они не нуждаются. Братья, родные старшие братья, офицеры Российской армии, полностью обеспеченные к тому времени жилплощадью и имуществом, поддерживали отца и настраивали против сестры, в надежде быть единственными наследниками отцовского дома, хотя сами давным-давно уже не жили там, только приезжали в отпуск или на праздники. Против Тани началась натуральная травля, вплоть до заявлений в милицию и попыток убрать «неугодную» в психиатрическую лечебницу…

Когда я слушаю Танины рассказы, моя радикально короткая стрижка встает дыбом. Родные братья, блин. Я за своего младшего брата могу кого-нибудь порвать в клочья, и он за меня тоже. С сестрой мужа отношения не безоблачные, но, когда ее семье понадобилась помощь, мы не припоминали друг другу разногласия, а просто взяли и помогли. А здесь…РОДНЫЕ ЛЮДИ! Да еще офицеры, долг которых защищать жен, сестер, матерей… Как так можно? Мне не понять…

Прожив два года в родном доме как в оккупации, с трудом восстановившись после немыслимых  стрессов и потерь, Татьяна была вынуждена бежать в старенький домик  под Брестом, купленный ей на вырученные деньги от продажи автомобиля. Целых четыре года она в одиночку, увешанная своими питомцами, пыталась построить новую жизнь на новом месте. Не получилось. Надорвала здоровье, заработала артроз и астму, попала в онкологию. Нужно было идти на операцию, но в конце 2005 года умер отец, мать осталась одна, и Татьяна, вновь поверившая в то, что в ней нуждаются, опять вернулась в родительский дом.

Мама… казалось бы, самый родной человек, ближе мамы у Тани никого не было. Мама, оставшись в три года сиротой, воспитывалась в чужой семье, не получив материнской любви. Может быть, это повлияло на ее отношение к собственной дочери. Когда они остались с Таней вдвоем, мама, к тому времени пенсионерка, решила, что достаточно она отработала на благо семьи и пора на старости лет «пожить для себя». Раз десять на протяжении 4 лет она без предупреждения, оставляя дом и хозяйство на больную, измотанную скандалами дочь, убегала пожить к подругам и знакомым, уезжала к дальним родственникам, рассчитывая у них прижиться. А чтобы не подвергнуться осуждению соседей – маленький городок-то, все друг о друге все знают -   распустила слухи, что дочь над ней издевается, забирает деньги.  Слухи в маленьких провинциальных городках распространяются моментально, и даже если не все им поверили – как говорится, «то ли он украл, то ли у него украли, но была там какая-то неприятная история…». Какое-то время пожила с сыном в Москве, но, там тоже не все пошло гладко. В 2010-м оформилась в дом престарелых. С учетом того, что сыновья посылают ей деньги, покупают вещи, раз в год на время ремонта возят в Москву, живется ей там вполне комфортно.  Никаких сельхозработ и обязанностей. Даже котиков и собачек местных можно подкармливать, не сильно о них заботясь. Своих-то она бросила на дочь…  До самого ухода матери в дом престарелых Татьяна находилась в тотальном одиночестве и абсолютной неопределенности  - без прописки, с оравой животных, практически в чужом, холодном,  разрушающемся доме, но с надеждой, что мама все же одумается и вернется - не перечеркнет до конца переломанную дочкину жизнь.

…Было время, когда Татьяна хотела свести счеты с жизнью. С детства, привыкшая к норме, к тому, что у нее есть любимые и, якобы, любящие ее родные, многочисленные родственники, благополучная семья, теплый, уютный дом… И все это практически в один миг куда-то исчезло… Произошедшее было до безумия абсурдно и невмоготу доброй, открытой душе.  Удержали Татьяну от непоправимого шага за грань бытия ее питомцы. Уже тогда  их было несколько, не самых крепких и здоровых. Без хозяйки их ожидала бы верная смерть.  В общем, спасенные когда-то Таней кошки спасли ей жизнь.

(продолжение во 2й части.)

Tags:

Profile

чёрная кошка
frau_koschka
Фрау Кошка

Latest Month

June 2016
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy